хи-хик

бредовый рождественский вдруг

Всё начинается с глинтвейна
И звонкий смех, и мишура,
И песнями до самого утра
Поддерживать упорно настроенье,
И падающие штаны,
Съезжающую на бок шапку.
Еловых веток наломав охапку,
Заснуть в большом сугробе до весны.
Проснуться от хлопушек, пить и петь
Про вэри мэри кристмас и нью е
Разгорячась, в одном пардон белье
Попробовать стремительно взлететь.
Но удержаться, слопать мандарин,
Для запаха разбрасывая корки,
На заднице скатиться с горки
И накатить глинтвейн ещё один,
Чтоб речь лилась потоком безыдейным,
И стало хорошо до дуроты
От внутренней и внешней красоты.
Всё начинается с глинтвейна...

малявка

вдруг

как в волшебном шаре,  мы с тобой, дружок.  под стеклянным куполом  падает снежок.  вьётся, серебрится,  липнет к волосам,  тихо убеждает  верить чудесам.  выпьем вкусный кофе,  слопаем конфету. мы тут в снежном шаре,  а снаружи - лето

малявка

сюр

оторванная тараканья лапка,
зачем лежишь ты на моем столе?
не калькулятор, не печать, не папка -
оторванная тараканья лапка...
зачем ты голову морочишь мне?
типа в шляпе

театральный вдруг

ты приходи к 16, мой друг -
а вдруг!
еще останутся места
в кустах.
натянешь смело на лицо
вуаль,
изобразишь то тут то там
рояль.
малявка

простовдруг

у счастья нет ценника
и нет количества,
нет временного лимита
и предупреждающего сигнала
оно возникает внезапно,
как щелчок электричества,
накрывает волной и исчезает,
будто и не бывало
малявка

лирическое, переделанное из циничного

лицо, располагающее к грусти,
слегка одутловатое лицо
могу разглядывать его, не отрываясь,
и каждую морщинку изучать.
всю эмоциональную палитру
динамику, покой.. и запах кожи,
и ощущенья от прикосновений к ней
вдыхать до отпечатков в каждой клетке,
пьянеть и растворяться на губах,
и плавиться как мед, целуя и целуя
лицо твое, исполненное грусти,
обложку моря нежности моей
малявка

бредовый вдруг

вы любите театр – и любите.
«я вышел на подмостки, гул затих..»
реальность проиграла в этом споре.
со всеми силами души
идите и умрите,
но на море!
театр пусть остается при своих.
малявка

счастливый вдруг

Тихий и теплый вечер
Две фигуры на белом песке
Один силуэт человечий
Другой - собачий. В тоске
Оба смотрят на волны
Их спины напряжены
Но взгляд, ожидания полон
И кажется со стороны,
Что нет гармоничней картины
И свет в их телах и покой
И ветер гладит их спины
И волосы треплет рукой
Однажды старушкой унылой
Я к ним наконец доберусь
Рассказывать, что со мной было,
Оставив земную грусть
Они посмеются со мною
И примут в свой теплый круг
И будут спокойны трое
Такой вот случился вдруг
малявка

срабочее оч.дурное

моск плавится от 32 градусей в офисе. огорошила коллегу сентенцией, что при прочих равных некоторые еще и в униформе вынуждены работать, к примеру водолазы в Севастополе парятся в скафандрах...
Коллега поинтересовалась, как мне это пришло в голову, а я просто представила, в какой униформе было бы хуже, чем у нас в офисе, ну и как-то сами возникли водолазы Севастополя..